Входо-Иерусалимский собор

Когда речь заходит о культовых учреждениях Нижнего Тагила, то обычно Входо-Иерусалимский собор упоминается в первую очередь. И практически всегда с эпитетами «первый», «богатейший», «красивейший» и… «не дошедший до наших дней».

Входо-Иерусалимский Собор (фото начала XX в.)

Строго говоря, статус Собора Входо-Иерусалимская церковь получила лишь в мае 1912 года, да и первой церковью Нижнетагильского заводского посёлка она не была: долгое время единственным местом, где заводчане могли обратиться к Богу, была небольшая деревянная церковь, построенная на горке напротив завода. Располагалась она на том месте, которое нынче известно горожанам, как площадь перед бывшим зданием заводоуправления. Известно о ней очень немного – церковь не имела фундамента, была тесной и не могла вместить в себя всех желающих. Известно также, что уже в 1760 году она именовалась церковь Входа Господня в Иерусалим, а священником в ней служил Василий Афанасиевич Хомяков.

Впервые намерение выстроить при Тагильском заводе большую каменную церковь выразил ещё в 1758 году Никита Акинфиевич Демидов: «…и брат мой Прокопий настаивал, и сам я мыслю, что волю родителя нашего Акинфия Никитича следует исполнить…»

Никита Акинфиевич Демидов (мрамор, авт. Ф. И. Шубин, 1772 г.)

Впрочем, некоторые исследователи жизни Никиты Демидова склонны относить появление храма к проблемам, связанным с рождением у заводчика наследников: первая жена — Наталья Яковлевна Евреинова – не смогла родить здоровых детей (сын Акинфий и дочь Лиза умерли в младенчестве), а вторая супруга — Мария Сверчкова – и вовсе оказалась бесплодной. Поэтому набожный Никита и решил построить роскошный храм «…во искупление прежних грехов, и обращаясь к Богу послать ему наследника».

Так или иначе, в первых днях июня 1764 года на самом высоком месте заводского посёлка была заложена трёхпрестольная каменная церковь. К моменту закладки уже начал формироваться клир будущего храма – с 1763 года настоятелем храма значился протоиерей Григорий Яковлев Мухин, а священниками — Петр Тиханов и Василий Хомяков. Строительство новой церкви шло без малого 12 лет. Главный престол – во имя Входа Господня в Иерусалим — был освящён в 1776 году, однако, левый и правый приделы его были освящены раньше – в 1771 и 1773 годах соответственно.

Известный путешественник, учёный-энциклопедист и естествоиспытатель Петер Симон Паллас, побывав в 1770 году на Нижнетагильском заводе, записал в своих дневниках:


«…А на бугре, коего каменная верхушка выровнена, […] сооружена нововоздвигнутая каменная церковь с пребогатым куполом и высокою колокольнею, в коей не только надлежащее количество колоколов, но так же и колокольную игру заводят. Покрыта оная железом, а украшена великолепно и снабжена богатою утварью. Между достопамятностями здешнего места замечательны престолы, в обоих алтарях находящиеся, сделанные из ужасных кубических магнитов, один пяти четвертей вышины, три с половиной длины и несколько меньше ширины, а другой семи вышины, пяти толщины во все стороны и густо покрыты ярью. Церковь сия начата еще в 1764 годе, и покудова ея надлежаще не украсили, богослужение отправляется в маленькой деревянной церкви…»


Освящать левый придел нового храма Никита Демидов пригласил Тобольского Преосвященного Варлаама – личность легендарную, хотя и позабытую. К тому времени отделка церкви снаружи и внутри была уже практически завершена.

Современные исследователи до сих пор не пришли к единому мнению, по чьему же проекту была построена Входо-Иерусалимская церковь. Одни историки утверждают, что её проект был заказан у популярного в те годы архитектора Карла Ивановича Бланка. Другие считают, что проект сделал неизвестный архитектор Дворцовой школы Ухтомского или даже сам Дмитрий Васильевич. Пока единого мнения на этот счёт нет. Доподлинно известно, что подряд на постройку храма был отдан ярославскому крестьянину Якову Ивановичу Колоколову, который «вместе с товарищами» начал возводить «с честью, без архитектора в Нижнетагильском заводе церковь каменную». Известно и то, что по условиям подряда Колоколов должен был использовать местных демидовских мастеров кирпичной кладки. Строили храм из «подпяточного» кирпича, в состав которого, помимо прочего, входили яичные белки и известковая мука. Каждый кирпич испытывали на прочность, сбрасывая с высоты, в одну пятую от высоты самого здания. Использовали при строительстве и другое ноу-хау демидовских строителей – чугунные балки с вплавленным в тело железным стержнем.

Церковь представляла собой каменное одноэтажное здание с трехъярусной колокольней высотой 51 метр. На верхнем ярусе колокольни находились «боевые часы» с пятью колоколами. В среднем ярусе было установлено девять колоколов, в том числе колокол весом в 560 пудов. Алтарь, купола, кресты церкви, и даже некоторые колокола были позолоченными, а пол выложен мраморными и чугунными плитами. Расположение храма было выбрано таким образом, чтобы он был виден из любой точки посёлка.

Вид Входо-Иерусалимской церкви с разных мест заводского посёлка (фото разных лет)

На долгие 60 лет Входо-Иерусалимская церковь стала единственным храмом в Нижнетагильском заводе. Практически все, кто бывал в наших краях, отзывались о внутреннем убранстве церкви с восхищением. В алтаре храма находились литургийные сосуды и напрестольный крест, отлитые из чистого золота, общей стоимостью почти 60 тысяч рублей.

И Никита Акинфиевич, и все последующие Демидовы постоянно старались приумножить красоту в величие Входо-Иерусалимской церкви. Изделия из золота и платины, добытых на демидовских приисках, украшенные уральскими самоцветами, серебряные кубки, оклады и прочие «предметы и богослужебные принадлежности» поступали в храм регулярно. Кстати, жертвовали для «первой и главной церкви» не только Демидовы, но также тагильские купцы, приказчики и управляющие. Так Дмитрий Васильевич Белов преподнёс в дар храму «чистаго золота крест весом 1 фунт и 18,5 золотников».

Отдельное восхищение у посетителей церкви вызывали чугунные скульптуры на библейские темы и иконостас Входо-Иерусалимского собора. Всё художественное литьё церкви было изготовлено мастером Осипом Шталмеером и его учеником Тимофеем Ярулиным (Сизовым). Они же (а после отъезда Шталмеера, Ярулин-Сизов самостоятельно) занимались изготовлением иконостаса и плит для пола. А все иконы для иконостаса Входо-Иерусалимского собора были написаны в Петербурге мастерами Федором Зыковым и Федором Дворниковым.

До нашего времени сохранилось очень мало фотографий внутреннего убранства этого храма, но даже по тому, что имеется, можно составить представление о его неповторимой красоте.

Иконостас Входо-Иерусалимской церкви (общий вид)

Царские врата Входо-Иерусалимской церкви

Иконы «Господь вседержатель» и «Тайная вечеря»

Иконы «Рождество Христово» и «Крещение Христа»

Иконы «Апостол Иаков» и «Апостол Андрей»

Правый алтарь (общий вид)

Правый алтарь (фрагмент)

…Позднее в приходе Входо-Иерусалимской церкви появилась церковь Иоанна Предтечи, которая была построена в 1868 году на Сухоложском кладбище (теперь, на этом месте находятся коксовые батареи №№ 9 и 10). А годом ранее было получено разрешение на постройку каменной часовни в память избавления от гибели императора Александра II. Часовню эту на свои средства выстроил на Александровской (Базарной) площади тагильский торговец мукой Пермяков. «Пермяковская» часовня также была отнесена к приходу Входо-Иерусалимского собора.

«Пермяковская» часовня (фото 1920 г.)

С 11 мая 1912 года Входо-Иерусалимская церковь получила статус собора.

После известных событий 1917 года храм функционировал ещё несколько лет, но в конце 20-х его закрыли и передали в ведение «Т. О. И. М. К.» (Тагильского Общества Изучения Местного Края). В помещении собора был устроен художественный отдел Нижнетагильского краеведческого музея, а впоследствии планировалось создать центр атеистической пропаганды. Но в 1936 году местные власти приняли решение разрушить храм…

Впрочем, это уже совсем другая история.

Все новости Нижнего Тагила

Репортажи | 13 февраля 2015

Статью прочитали:

255 раз

Вам может быть интересно: