Священномученник Вячеслав Луканин и его иконография

Статья Печерина Андрея Владимировича, научного сотрудника кафедры церковно-исторических и гуманитарных дисциплин Екатеринбургской духовной семинарии.

 

С первых времен существования христианской Церкви одним из фундаментальных понятий в ней является понятие святости. Святость есть важнейшая характеристика христианства, подразумевающая внутреннее преображение, уподобление Богу. Самым первым явлением святости в церкви было мученичество. Мученик в своих страданиях уподоблялся Христу, распятому на кресте. Своим свидетельством о Христе во время жестоких пыток, и радостным принятием их мученик свидетельствовал о воскресении Христа и вечной жизни. Жизнь и страдания мучеников, отраженные в их житиях и запечатленные в иконах, становились впоследствии назидательным примером для всех верующих.

Одним из важнейших свидетельств о святости Церкви в наше время явился подвиг новомучеников. Именно новомученики в ХХ веке, во время жестоких гонений являли святость Церкви, Святой Руси во время всеобщего безбожного отступления. Наша Уральская Земля также была освящена кровью новомучеников. И жизнь Уральских святых, может явится назидательным примером и для нас.

Священномученик Вячеслав Луканин – один из самых известных новомучеников на Урале, он пострадал на Невьянской земле, и неудивительно, что именно здесь интерес к его личности наиболее сильный. Но интерес к святому, знание некоторых фактов из его жития, это еще не почитание его. Почитание святого выражается в глубоком религиозном чувстве к нему. Именно это религиозное чувство, является той творческой силой, благодаря которой в Церкви появилось такое множество церковных песнопений, икон и служб, составленных в похвалу святым.

Очень ярким примером является образ святителя Николая Чудотворца. Все мы знакомы с множеством изображений святителя, как одиночных, так и житийных, где святитель Николай спасает неправедно осужденных, помогает бедным, изводит из погибели тонущих. Очень высоким проявлением религиозного чувства дышит акафист святителю Николаю, считающийся одной из вершин русского литургического творчества. Таким образом, в иконах и церковных песнопениях, а значит и в религиозном чувстве верующих святитель Николай предстает как защитник во всякого рода напастех и обстояниях. Отношение к нему отличается особой теплотой и любовью.

Из анализа иконографического наследия, можно получить очень интересные сведения о почитании мучеников – святых, убитых за Христа. Какие-то мученики восхищали церковное сознание народа своими страданиями и пытками, которые они пережили, не отрекшись от Христа. Некоторые же, стойко воспринимались больше как помощники в земных, насущных нуждах. Тогда акцент в иконографии ставился уже не на их мученическую кончину. И если в церковных службах не всегда видны особенности почитания тех или иных святых – то в иконографии для этого открывался широкий простор.

В настоящее время у церкви открылось широкое поле для творческой деятельности. ХХ век, необычайный по своей жестокости, принес церкви целые сонмы святых, пострадавших за Христа. Почти в каждом селении есть свои святые, жизнь и мученическую кончину которых Церкви предстоит осмыслить, усвоить. Основой для гимнографического, иконописного творчества являются жития святых. Житие – как словесная икона, показывает нам путь личной святости каждого праздника.

Жизнь священномученика Вячеслава является наиболее исследованной. Она известна нам не только по документам, но и по воспоминаниям его родственников. До сих пор жива его дочь, а также племянник, оставившие очень интересные воспоминания о нем.

Вячеслав Луканин родился в Перми, в семье преподавателя русского языка Пермского Духовного училища, а впоследствии священника Георгия Авксентьевича. С детства Вячеслав обладал красивым голосом, пел в церковном хоре. Окончил духовное училище и один класс семинарии, откуда был уволен по болезни. По уходу из семинарии остается там в качестве руководителя семинарских хоров. Впоследствии, Пермский епископ замечает талантливого молодого человека и приглашает петь в архиерейский хор, где Вячеслав становится помощником регента. Организовал Вячеслав и народный, любительский хор в одном из районов Перми – на Мотовилихе. Впоследствии, в 1903 году его определяют на должность псаломщика в город Кизел Пермской области. Здесь он женится на очень молодой и красивой певчей, принимает дьяконский сан и служит 13 лет. В 1916 году его переводят ненадолго в Серебрянский завод, а в 1916 году в город Шадринск, где он преподает пение в Шадринском реальном училище.

Хор Свято-Троицкого храма Кизеловского завода. Священномученик Вячеслав Луканин - четвертый справа, последний ряд
По воспоминаниям родственников Вячеслав обладал очень живым и веселым характером. Очень любил детей, часто приносил им сладости. Придет – бывало, а дети уже ждут его. Откроет он дверь, перекувырнется через плечо – и вынет из под широких рукавов рясы пригоршни конфет. Дети настолько любили своего отца, что просто облепляли его. Отца дети любили даже больше чем мать. Мария, супруга Вячеслава, хорошо пела, и Вячеслав устроил ее на учебу в Санкт Петербург, сам все это время оставаясь с детьми. Ночью бывало, он будил детей, брал их подмышку, и спускался с ними в погреб, где они кушали варенье. Это было очень интересно и весело детям, и запомнилось на всю жизнь. Живя в Шадринске, они ходили с детьми к реке, делать запруды. Тяготел Вячеслав и к искусству, часто покупал он в подарок жене и детям различные сувениры из Каслинского литья. В доме у них стояла фисгармония, на которой они с супругой играли и пели на семейных и дружеских вечерах.

Однажды Вячеслав с супругой сидели веселой компанией в доме церковного причта, после рождественского праздника. Сидевший вместе с ними, хозяин квартиры, звонарь, утомившись, уснул. Тогда Вячеслав, щедрый на розыгрыши, придумал веселую шутку. Они с матушкой пришили нитками пододеяльник, которым укрывался спящий, к кровати, а на лице его сажей нарисовали бороду и усы. Долго поднимался, ничего не могущий понять бедолага, с кровати. А когда бежал по улице, все бабки, смотря на него, крестились: «Батюшки, Павел Матвеичь, чего – же это-то у тебя вся рожа-то в саже?!  Вот так и бежал звонарь, опаздывая к службе, грозя кулаками и крича – «Ох это Вячеславка, Вячеславка, сожгу!».

На одной из фотографий со своим хором, регент Вячеслав  стоит, широко раскрыв руки, как бы дирижерском жесте, будто обнимая весь хор. Такой открытый, веселый и живой человек был дьякон Вячеслав. Но близились революционные годы. Вячеславу предложили перевестись на должность руководителя хора в Невьянском Спасо-Преображенском соборе. Вячеслав уехал, а его беременная супруга осталась в городе Кизеле, куда они вернулись из Шадринска.

4 марта 1918 года Дьякон Вячеслав приехал в Невьянский завод. Летом 1918 года в Невьянске было очень неспокойно. Этот город стал центром рабоче-крестьянского антибольшевистского восстания (Восстания автомобилистов). На несколько дней в городе воцарилась власть повстанцев. Для усмирения восстания большевистской властью были брошены все возможные силы. В самом городе, для усмирения и искоренения следов восстания было организовано целое отделение Чрезвычайной Комиссии. В городе начались массовые расстрелы.  3/16 августа, накануне Преображения, в доме отца Вячеслава вечером собрались певчие для подготовки хора к праздничной службе. Спевка продолжалась несмотря на принятый в городе комендантский час. Пение привлекло в дом сотрудников ЧК. Весь хор, вместе с Вячеславом был схвачен. Нет документальных сведений, о том было ли какое судебное разбирательство, известно лишь что было дальше.

В районе вокзала, Вячеслава и других певчих заставили копать себе могилы. Как вспоминала дочь Вячеслава, приехавшая в Невьянск после смерти отца – с ним вместе было взято 7 человек. Один из певчих просил, чтобы его отпустили, и его действительно отпустили, а все остальных – расстреляли прямо у собственных могил. Из этого мы можем предположить, что расстрельного приговора не было на основании этого свидетельство мы можем сделать вывод, что формального расстрельного приговора не было.

Через несколько дней после смерти Вячеслава, в Кизел приехала, ничего еще не знавшая беременная супруга, здесь только она узнала, о зверском убийстве ее мужа… 18/31 августа, у нее родилась дочь – Людмила, которая жива до сих пор. Только 16 августа/9 сентября Вячеслав был похоронен собором духовенства за алтарем Спасо-Преображенского собора. Храм в Невьянске закрыли, а в его здании был устроен завод. Работники этого завода вспоминали, что часто они слышали в здании церковное пение, доносившееся откуда-то снизу. В 2003 году Собор в Невьянске был восстановлен, а в 2002 году Вячеслав Луканин прославлен в лике святых.

Так выглядит, жизнеописание священномученника Вячеслава. Поиски жития священномученика проводились нами с 2005 по 2007 годы. Причем первые 2 года найти фотографию святого мы не могли. Было найдено много фотографий родственников священномученика, и поэтому было принято решение продолжать поиски, но начинать писать икону, взяв за основу общие черты священнического рода Луканиных (особенностью, например являлся широкий лоб). Такая икона была написана иконописцами Виталием Игнатьевым и Михаилом Обориным. Позже была найдена фотография певческих курсов, подписанная В. Луканин. Как выяснилось впоследствии это – двоюродный брат священномученика, погибший также во время гражданской войны. По этой фотографии теми же иконописцами была написана вторая икона – ростовая. И лишь спустя несколько месяцев, исследовательнице, Галине Александровне Кротовой удалось съездить на родину священномученика, в город Кизел. Там она встретилась с родственниками святого и нашла, наконец, настоящие фотографии, священномученика Вячеслава.

В 2011 году иконописцем Игнатьевым была написана третья икона священномученика Вячеслава, где он изображен со своим небесным покровителем святым князем Вячеславом Чешским. Но что самое интересное: побывав в Кизеле, мы узнали, что параллельно нам, в Кизеле исследованием жизни священномученика Вячеслава занимается местный священник, отец Алексей. Им было составлено собственное житие новомученика, некоторые факты из которого, нами не были до тех пор известны. И что самое главное – им тоже была написана икона священномученика. Но если наши иконы подписывались Вячеслав Невьянский, то поясная икона у него подписана Вячеслав Луканин, а вторая, ростовая – Вяческав Кизеловский.

Иконы написаны в разном стиле. И при первом взгляде, не сразу понятно, что на них изображается один святой. Если, например, в Невьянской ростовой иконе святой Вячеслав изображается на фоне Невьянского собора, то в Кизеловской – на фоне двух храмов в городе Кизеле. После первой встречи было завязано знакомство с отцом Алексеем, и даже запланировано совместное издание книги о новомученике. Но по некоторым причинам этот проект приостановился. Наша исследовательская группа ограничилась пока только изданием брошюры по священномученику и переизданием ее. А отец Алексей занят подготовкой книги о городе Кизеле, большая глава которой будет посвящена священномученику Вячеславу.

Кизеловская икона, так и остается подписанной Вячеслав Кизеловский – хотя по традиции церкви, в наименовании мученика указывается прежде всего не место его подвига, а место страданий, а на ростовой иконе в Невьянске вообще изображено лицо другого человека.

Таким образом, несмотря на такое множество написанных святому икон, о сложении какого-то единого иконографического образа говорить еще рано. В дальнейшем предстоит только найти единый иконографический образ священномученника.

Новости епархии | 20 декабря 2012

Статью прочитали:

96 раз

Вам может быть интересно: