Фаворский свет творений Дионисия в Нижнем Тагиле

7 апреля в Нижнетагильском музее изобразительных искусств состоялось открытие проекта-выставки «СВЕТ ФРЕСОК ДИОНИСИЯ – МИРУ», на которой были представлены авторские работы фотохудожника и издателя Юрия Холдина из серии «Фрески Ферапонтова монастыря». На открытии выставки выступили: Марина Владимировна Агеева — директор Нижнетагильского музея изобразительных искусств, Екатерина Владимировна Данилова — искусствовед, соавтор исследовательской части проекта Ю. Холдина «Свет фресок Дионисия – миру», Наталья Воронина — музыкант Нижнетагильской филармонии, а также хор Свято-Троицкого кафедрального собора под управлением регента Е.В. Пятыгина.

Московский фотохудожник и издатель Юрий Холдин — единственный, которому удалось почти невозможное: он не только запечатлел все фрески Дионисия собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря на фотокамеру, но и благодаря новаторским методам фотосъемки, сумел передать их цвет, фактуру, объем, пропорции, что, по мнению специалистов, является уникальным даже для современного уровня технологий фотоискусства.

Рассматривая работы мастера, вспоминаешь буквальный перевод слова «фотография» — «светопись». Обычно фрески снимают ночью, при искусственном освещении, благодаря чему получаются достаточно жесткие контуры с непроницаемыми пятнами черных теней. Хуже всего выглядит то, что написано на вогнутых поверхностях храма. Авторский метод Юрия Холдина позволяет фотографировать днем: «Мы взяли за эталон передачи цвета фресок Дионисия летний солнечный день, когда охра вспыхивает, загорается празднично, и в то же время можно воспринять это и как богослужебное время, когда загораются свечи и охра окрашивается в такой теплый золотистый цвет, а голубая и синяя краски немножко успокаиваются. И вот только тогда у нас стало получаться. Но эта работа не лежит в области репродуцирования или в области фотофиксации, потому что это уже интерьерная постановочная съемка. Конечно же, мы работали со светом, пространством и образом, в том числе и с образом композиций Дионисия. То есть для нас было все важно — и окно, и рамы, и стяжка, и пол, и дверь, — и, конечно же, фрески».

Это уникальная работа и художественная, и научная одновременно. Исключительно высокий качественный уровень воспроизведения созданного материала связан с новаторской разработкой в области физики света и в области цветоведения. Сам Холдин все время сравнивал себя с переводчиком — перевод с языка иконописи на язык светописи, то есть фотографии. И тут, как и в работе любого переводчика, главное — добиться максимальной точности художественной и смысловой. Ни капли ретуши и, как бы сейчас сказали, фотошопа. Даже трещинки — как живые. Кроме того, фотохудожник, вопреки искусствоведческим приемам ХХ века, не стал репродуцировать фрески, а начал работать с пространством.

Юрий Холдин занимался не просто фотографией, а переводом с языка иконописи на язык светописи. Переводом виртуозным и верным. Мастерство фотографа от глубокого понимания древнерусского искусства здесь не отделить. Бог ведает, сколько времени посвятил художник разработке уникального метода фотовоспроизведения фресок.  Все это останется тайной Юрия Холдина. Он погиб во время съемок утренней Москвы, но память о нем навсегда сохранится в наших сердцах, в его творениях и работах, которые позволяют передать нам фаворский свет творений Дионисия.

По материалам сайта «Искусство»

Новости епархии | Апр 10, 2017

Статью прочитали:

182 раз